Геннадий Дубовой (gennadiydubovoy) wrote,
Геннадий Дубовой
gennadiydubovoy

Воин и Поэт: "Если ВСУ действительно готовят наступление, оно оберётся против них"



Комбат легендарного Семеновского батальона армии ДНР, полковник Сергей Шамберин, позывной – Поэт рассказал о политическом и военном решении проблемы освобождения оккупированной Украиной территории; о том, почему идеологическая победа уже одержана и Большая Новороссия, в которую перестают верить – неизбежна. А также вспомнил о боях со спецназом СБУ "Альфа" и наемниками "Blackwater", об уничтожении вертолетов ВСУ из АК и многом другом.


–ВСУ продолжают стягивать силы к линии соприкосновения с прежней, нескрываемой целью: массированным ударом прорвать фронт, окружить городские агломерации и столицы республик и выйти к границе с Россией. Насколько реальна попытка реализовать этот сценарий?

– Если ВСУ действительно готовят наступление, оно оберётся против них. Сроки упущены, о попытке реализовать сценарий рассечения наших войск и окружения столиц, украинцам надо было думать раньше, ещё летом. Мы знаем, каковы зимы в донецких степях – резкие переходы от морозов к слякоти и непролази, никакая техника не пройдёт. Если пойдут по трассам – будут сожжены артиллерией. Им надо ждать конца весны-начала лета. Сейчас к наступлению не готовы ни мы, ни противник. У нас всё в порядке с мотивацией, но ещё много необходимо сделать в плане организации, боевой подготовки и технического оснащения. У них – при достаточном техническом обеспечении ноль мотивации, да и боевая подготовка не на высоте. В бой рвутся разве что карательные нацистские батальоны, но без поддержки в целом ВСУ мы превратим их в молекулы, они это знают… А ещё знают, что нам некуда отступать, биться будем все до последнего своего и вражеского солдата, а это значит, потери у них будут неприемлемые, такие, что никакими новыми мобилизациями их не восполнить. Опыт этой войны показывает: в любом, даже проигранном нами бою потерь у противника всегда на порядок больше.

[Spoiler (click to open)]– Трансформация ополчения в армию практически завершена. Один из итогов трансформации – уходи многих известных бойцов и командиров. В чём, на Ваш взгляд, главная причина их ухода, почему они не могут найти своё место в армейской структуре?

– На этой войне, как и на Гражданской войне 1918-22 гг. выдвинулись командиры, не имевшие ранее отношения к военному делу, без соответствующего образования, некоторые даже в армии не служившие. Выдвинулись за счёт таланта и отваги. В то же время сейчас выстраивается кадровая армия со всеми её требованиями. Не все могут и хотят учиться тому, что должны знать и применять кадровые офицеры, поскольку их целью была не военная карьера. Это основная причина ухода. Всё остальное – сетования на армейскую бюрократию, завышенные требования к физическому состоянию, ограничения по возрасту и тому подобное – не причины, только поводы. Бюрократии у нас на самом деле – допустимый минимум: учёт боекомплекта, имущества и т.д., чтобы некоторые, увы, и такие пока есть, "офицеры" не приворовывали. Занимаются бюрократическими вопросами не те, кто будет решать боевые задачи, поэтому не стоит сетовать на бюрократию – надо учиться служить и воевать по-новому. Впереди ещё немало славных дел и нужно свой долг выполнить до конца. Показать бойцам, призванным в мирный период, что такое умения сражаться с превосходящими силами противника так, чтобы противник был убеждён в нашем превосходстве. Поэтому всех, кто ушёл я прошу вернуться, место найдётся и тем, кто перешёл возрастную планку или получил тяжёлые ранения. Мы помним, как много оказалось неустроенных после Афганской войны и сколько из них оказалось в криминальных структурах. В нашей республике такого не должно быть, из армии не увольняют тех, кто пока не нашёл себе места на гражданке, пока не работает Закон о статусе участника боевых действий.

В плане строительства армии всё делается правильно, единственное, с чем поторопились – слишком резко начали перестраивать ополчение; мы получили бы нужный эффект действуя поэтапно, постепенно адаптируя ветеранов к новым условиям службы. Но, этому тоже есть объяснение: Минские соглашение украинцы могут сорвать в любой момент. Многие не понимают, почему нас останавливали, когда наступление развивалось, и почти взяли Мариуполь. Конечно, вмешалась политика. Но и сил реально у нас на тот момент не было для продолжения наступления. Не было достаточно техники, а со связью с первых дней войны – ничего, кроме проблем. У меня во время боёв всегда было два посыльных, как во времена ВОВ или Первой мировой, – с помощью записочек действия с другими подразделениями согласовывали. И это – в ХХI веке! Слабая подготовка бойцов и командиров не позволяла правильно вести наступательные действия. Все победы – за счёт мужества, а вот мастерства не хватало катастрофически. Наступали в лоб, о предбоевом порядке, рубежах спешивания и развёртывания не задумывались. Формула тогдашних боевых действий: махновщина и партизанщина, а единственный боевой приём – максимальное подавление: заметив противника все лупили в одну точку. Каждый командир уже в бою "изобретал велосипед", придумывал азбучные для кадрового военного тактические ходы, как, например, затягивание противника в огневой мешок: один взвод имитирует бегство, второй с флангов бьёт.
Сейчас главная задача – создать армию, которая, если понадобится, сможет вести любое наступление. Уверен, если найти слабое место противника и нанести сокрушительный удар – это вызовет панику и позволит нам прорвать фронт, вопрос: а дальше что? У нас пока недостаточно сил для освобождения всей оккупированной территории, поэтому и решается эта проблема политическим путём. Не получится – достигнем цели военными средствами, победим. Всему своё время. А духовно, идеологически мы уже победили, и с каждым месяцем это понимает все больше людей пока находящихся на оккупированной территории.

– Большинство граждан республик разочарованы и в реализацию проекта Большой Новороссии уже не верят, Вы в неизбежности её создания уверены. Почему?

– Не буду говорить о том, что Украина может в скором времени рухнуть под грузом неразрешимых экономических и социальных проблем, об этом лучше меня скажут эксперты и политики. Скажу о том, в чём уверен на 100%. Итак, почему Новороссия будет неизбежно? Первое, все разговоры о "сливе" республик – чушь, поскольку Русский мир находится в состоянии войны – Третьей мировой. ЛДНР в таком раскладе выполняет функцию фронтира, передового рубежа обороны юго-западных рубежей России, а ВС республик – по сути, казачье войско. Второе, народ на территории Украины непоправимо разделён, процесс выбора этнической и цивилизационной принадлежности, длившийся несколько веков, завершился. Половина чувствует себя украинцами-европейцами и люто ненавидит всё русское, половина – ощущает себя русскими и отрицает всё украинское и квазиевропейское. Разъединенное уже не соединить. Попытка привести к власти прорусское правительство не решит проблемы: куда девать миллионы граждан Украины, отравленных национализмом и ненавидящих всё русское? Единственный выход – предоставить им возможность жить в своём "европейском" государстве, а русские (через восстания в Юго-восточных областях) объединятся в Большой Новороссии, ресурсно и промышленно богатой. Запад не сможет обвинить Россию в оккупации, поскольку Новороссия создаётся усилиями самих жителей этой территории, административно пока считающейся территорией украинской. А пятая колонна в РФ не будет ныть, что, дескать, россиянам придётся содержать столько нахлебников. Новороссия неизбежна, уверен.

– За всё время от Славянска и доныне, какие эпизоды войны наиболее запомнились?

– Вопрос необъятный. Вспомнить можно на десяток томов и сотню фильмов... как об этом вкратце рассказать? Попробую навскидку. Бой 5 мая 2014-го. Незадолго до этого Кэп, комендант Семеновского гарнизона (Сергей Великородный, сейчас он замминистра обороны ДНР – Авт.) назначил меня командиром группы быстрого реагирования. В ней тогда служили многие, впоследствии прославившиеся герои этой войны – Ноиль, Викинг, Боцман. Суть: группа Медведя попала в засаду, мы (Нас было 27 человек, включая бойцов малоизвестного тогда Моторолы) поехали на усиление и столкнулись с сумской "Альфой" и наёмниками "Blackwater". Соотношение сил – примерно один к трем не в нашу пользу. Обыграли мы их тактически: неожиданными передвижениями по линии огневого соприкосновения заставили их поверить, что превосходим их многократно. И они стали отходить, понеся большие потери. В том бою погиб командир "Альфы" и несколько офицеров СБУ, точные данные потерь они скрывают до сих пор, значит, потери были немаленькие. Это было наше маленькое Бородино: бой мы выиграли, но в конечном итоге и мы и враги отступили на свои позиции.

Запомнился, как и всем его участникам, главный бой республики – 3 июня. Тот самый, после которого о нас говорили "триста стальных стрелковцев". В том бою мы с Дедом, был такой боец, мы его называли "человек-армия", бывший афганец, сбили два вертолёта. Вдвоём! Из "калашей"! Били на опережение трассирующими калибра 5, 45 и – невероятно, но факт – в том и другом случае умудрились попасть в редуктор между хвостовым отделением и кабиной. А третью вертушку бил уже весь гарнизон, ранили, скрежеща она сумела "уползти". В том бою только в моей группе было пять "200"-х и больше десятка раненых.

Случались и забавные "бои". Однажды обратили укров в бегство без единого выстрела – булыжниками закидали. Как? В Славянске, неподалёку от кладбища сидим – я и два бойца – в секрете, смотрим: украинская разведка, человек семь-восемь по камышам крадутся. Стрелять нельзя (очередное перемирие...!), взять их втроём нереально, что делать? Шепчу бойцам: "Делай, как я" и – дав лазутчикам приблизиться, – прицельно в них булыжники швыряю. Раз, второй, третий! Результат: попадания неоднократные. Далее как в мультфильме: шурша камышами, украинские разведчики резво, зигзагами улепетнули…

Из бойцов особенно запомнился наш разведчик, позывной – Костыль, посмертно получивший звание Героя ДНР. Умница, храбрец, интеллектуал. Мальчишка совсем, уникальный разведчик, по его данным столько целей было поражено, что он не только звания Героя – памятника заслуживает. Вывозил в Дебальцево раненых и был расстрелян из БТР. Там интересная была история, показательная, поучительная для тех, кто всё это время просидел в тылу и тех юношей, которые весной будут призваны в Армию ДНР. Когда Костыль погиб, бабушка 90-летняя, одна из тех, кого должны были вывезти из-под обстрелов, надела его каску, взяла автомат (она в прошлом мастер спорта СССР по стрельбе) и – устроила показательный отстрел укров. Пусть каратели задумаются, почему и какие с ними сражаются "террористы" и "путинские наёмники".

Должен заметить, почти все, кто воюет с первых дней – настоящие, в самом истинном смысле этого слова Герои. У нас много легендарных командиров, но для меня каждый ополченец, вставший на защиту республики в первые дни Русской Весны, – легендарен. И если не о каждом рассказали СМИ – это упущение журналистов республики, а не отсутствие заслуг у ополченцев-ветеранов. А в том, что не распиарен, как другие подразделения, героический Семёновский батальон, есть и моя вина. Запрещал видеорепортажи из-за опасения засветить позиции, а главное – у многих родственники на оккупированной территории, нельзя было подвергать их опасности. А ведь история нашего батальона – в буквальном смысле вся военная история республики, нас кидали в каждое пекло. Если бы не семеновцы, не знаю, сколько ещё брали бы аэропорт, и какой бы это стоило крови. Это наш батальон за две ночи вклинился между аэропортом, авдеевской в/ч в районе посёлков Опытное и Водяное, окопался и целый месяц держал оборону. Пройдёт время и о героях этой войны будут книги писать. Герои не остаются в прошлом, они всегда рядом, с ними мы сильнее.

– Вы не только командир республиканской армии, но и замечательный поэт, отсюда и позывной. У Вас есть строфа: ""и хотя разрывается сердце/нужен в жизни мне новый этап/возьму память "в открытом конверте/ в неизвестное сделаю шаг". Как человек не чуждый литературе, скажите – какую книгу об этой войне Вы, как непосредственный её участник хотели бы прочесть? Как передать эту "память в открытом конверте", чтобы она не затерялась, стала живым опытом читателей?

– Просто показать окопную правду, а такие сочинения об этой войне уже появились, и будут появляться – этого крайне мало. Нужна книга о том, как брат, отравленный мёртвыми идеями превосходства, может забыть о том, что он брат и в угоду отравителям лить кровь братьев. По мощи изображения событий нужно нечто эквивалентное роману "Войне и мир", а содержательно, поскольку мы живём в эпоху Глобальной войны и всё нами переживаемое только прелюдия, пролог, это должна быть книга ещё более великая. Книга, в которой через войну в Новороссии была бы показана изначальная суть-причина, коренящаяся в глубинах повреждённого человеческого духа и порождающая все войны. Задача, понимаю, почти непосильная. Но кто-то должен это сделать, – написать так, чтобы чтение было сродни духовному "переливанию крови", спасающему казалось бы, уже непоправимо отравленный, обреченный организм. Кто-то должен это сделать…


Интервьюировал Геннадий Дубовой.


Источник: Русский дозор, "Русская Весна"
Tags: днр лнр поэт интервью донецк донбасс всу
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments