Геннадий Дубовой (gennadiydubovoy) wrote,
Геннадий Дубовой
gennadiydubovoy

ЛИБИДО НА РЫНКЕ

Психологические типажи с панели

Бедная Сонечка Мармеладова. Из-за куска хлеба приходилось торговать собой. Страдалица Катя, дочь ИТР и владелица наследственного «жигуленка». На новую марку деньжат не хватило. Срочно — на панель! А разнесчастная Элеонора, парикмахер с несколькими дипломами! Последние бутерброды с красной икрой доедает. Проклятая нищета ну просто вынудила стать проституткой...

Довольно распространенное мнение, не так ли? Тем не менее уже давно известно, что отнюдь не последняя корка хлеба или тяжелые условия жизни заставляют большую часть путан заниматься своим промыслом (хотя и такое встречается частенько). Может быть, генетическая предрасположенность к пороку? Это тоже есть, но опять-таки далеко не у всех.

[Spoiler (click to open)] А социальные причины? В современном обществе доминируют мужчины. Мужчины сбрасывают свою энергию через спорт, войны, карьеру, повышение своего социального статуса и, конечно, женщин. Слабому полу в этой системе ценностей предопределено реализовывать энергию прежде всего через эротику. Сильный пол правила устанавливает, а женщины по этим правилам играют.

Замечено, что женщин-проституток значительно больше, чем мужчин, торгующих собой. Но в невротичном обществе (а каждое общество, по сути, невротично) проституируют и те, и другие. Просто у мужчин это проявляется чаще всего вне сексуальной сферы (вспомним верных сподвижников диктаторов).

При резких социальных изменениях (например, при сломе одного строя и приходе другого) возникает так называемый «экзистенциальный вакуум» (потеря смысла существования человека), в котором (и только в нем) набирает силу сексуальное либидо. Эта гипертрофированность повышает готовность людей к невротическим сексуальным реакциям, к которым и относится проституция. В таких регрессивных тенденциях находит свой единственный шанс индустрия сексуальных развлечений.

Например, когда люди жили в традиционном обществе, занимались натуральным хозяйством, женщинам было не до проституции. Они рожали и воспитывали детей, вели свой большой дом, их жизнь была наполнена смыслом. При ломке традиционного хозяйства, с появлением городов, увеличением свободного времени у женщин начала распространяться и проституция. Так, кстати, произошло в эпоху кардинальных перемен в России середины 80-х годов ХХ века.

Итак, что мы имеем? Экзистенциальный вакуум — раз (это в проститутке присутствует всегда). Генетическая предрасположенность — два (а вот генетические изъяны есть далеко не у каждой путаны). Исходя из этого, можно выделить следующие типы продажных женщин.

«Красиво жить не запретишь»

Хорошо жить хочется всем. «Одна подружка удачно вышла замуж, вторая — талантливая — сделала карьеру. У третьей — папа начальник. Их возят красивые машины, они хорошо одеваются. Чем я хуже?». Это основной мотив самого многочисленного типа проституток.

У одних замуж за богатого не получилось, да и папа-мама подкачали с деньжатами. Другие не в состоянии подняться по карьерной лестнице, реализоваться в социальном плане, порой даже имея неплохие задатки. Из Светы, получившей образование программиста, вышел нормальный специалист, но с неба звезд девочка не хватала. Ну какая тут успешная карьера при нашем «свободном» рынке? У Марины внешность очень даже вполне, а вот фигура не совсем офис-стандарт: ноги не той длины, да и бюст маловат. В секретари, увы, не берут. Что делать бедным девчонкам? Правильно, на панель...

Сева, сутенер, контролирующий несколько «живых точек» в Москве, рассказал нам, что «красиво жить не запретишь» являются костяком всех уровней проституток (от самых высокооплачиваемых до 100-рублевых дешевок). Сева говорит, что с «ними легко найти контакт и уговорить торговать собой». «Девочки прекрасно понимают, что делают. Они хотя бы честны перед окружающими и самими собой», — отмечает он.

Основой выхода таких женщин «на улицу» является упомянутый выше экзистенциальный вакуум, утрата смысла жизни, традиционных представлений о семье, о своем предназначении. Когда общество становится более стабильным, меняются ценностные установки, количество «красиво жить не запретишь» становится значительно меньше. Психика у этой категории устойчивая, генетических отклонений обычно не наблюдается. Поэтому многие из них рано или поздно «выходят» из порочного бизнеса. А те, кто втягивается, становятся сутенершами (переходят на другой — экономический — уровень).

«Падшие женщины»

В них что-то не так. Они могут быть привлекательными, но какие-то детали выдают порок — это может быть выражение глаз, а может, и внешние изъяны. Здесь уже замешана генетика. В каждом обществе, популяции, есть определенный процент людей, которые имеют явные или неявные отклонения: например, повышенную степень агрессии, апатичность, внешние недостатки и т.д. К этому проценту относятся и «падшие женщины».

Им также присуще чувство утраты смысла жизни. Однако в отличие от других типов, которые могут как-то отрефлектировать свою проблему (пойти к психологу в крайнем случае), «падшие женщины» это сделать не в состоянии из-за низкого интеллектуального уровня. Чем больше они погружаются в порок, тем дальше идет их разложение. Для них проституция — бегство от нерешенных проблем, как навязчивая мастурбация — средство снять напряжение. Недаром «падшие» быстро становятся алкоголичками или подсаживаются на иглу.

Иногда обычные проститутки (например, девочки из неблагополучных семей), которые перенимают модель поведения «падших женщин», спускаются на этот уровень.

Очень часто «падшим женщинам» все равно в каких позах и кто их «имеет». Сексуальные выверты, которые для «красиво жить не запретишь» — получение удовольствия или тягостная необходимость, для «падших женщин» — нечто само собой разумеющееся. Николай, шофер-дальнобойщик: «Ощущение, что им абсолютно плевать на меня. Копошусь там, ну и копошусь!».

«Дневные красавицы»

Добропорядочная буржуазка, «увлеченная пороком». Тип, исчерпывающе показанный Бунюэлем в одноименном фильме. Хорошая семья, обеспеченный муж, достойный быт — стандартный набор «дневной красавицы» (женщина может быть и не замужем). Внешне и не определишь, что это проститутка. Андрей, московский PR-менеджер, рассказывает о жене своего друга: «Умение подавать себя, прекрасное образование, знание нескольких языков говорят о чем угодно, но не о «панельном» бизнесе».

Они становятся путанами из-за пристального интереса ко всему недозволенному, порочному. На фоне скучной буржуазной жизни порок кажется особенно притягательным. К тому же путь проститутки эстетизирован интеллектуальной средой (привет компашке блудосмакователей: от Маркиза де Сада до Вовы Сорокина!). Дамы этой категории — большие выдумщицы по части секса и любят поэкспериментировать.

На рациональном уровне свои интересы они объясняют, например, тем, что «муж меня не удовлетворяет и не сможет это сделать». Или «я хочу поэкспериментировать. Как героини моих любимых книг. Почему нельзя?». Им хочется избавиться от всех этих условностей, окунуться в стихию первобытного секса. Андрей цитирует знакомую «дневную красавицу»: «Мне нравится ощущать опасность, когда я иду на встречи с клиентами. А вдруг меня муж разоблачит? А может, и не разоблачит...».

Здесь наблюдаются те же комплексы и неврозы, что и у «падших женщин», но окончательному разложению препятствует среда, культура, образование. Таким женщинам кажется, что в проституции происходит освобождение, уход от проблем обычной жизни. Но такое забытие оказывается временным. Комплексы остаются, и приходится забываться снова и снова. Другими словами, чем сильнее человек стремится к наслаждениям, тем сильнее оно от него ускользает.

Проституция выступает в качестве замещения подлинных чувств, а жизнь «дневной красавицы» эмоционально не заполнена. Рафинированность сексуальной техники лишает женщин спонтанности, непосредственности, искренности, которые являются необходимым условием нормальной сексуальной жизни.

Знакомая одного из авторов этой статьи, типичная «дневная красавица», провела занятный эксперимент. Она, будучи лингвистом, составила словарики, в который занесла слова, обозначающие проститутку как в отношении мужчины, так и в отношении женщины. Объем поименований публичных женщин просто шокировал. Напротив, мужской словарик бранных слов оказался столь скуден, что дама-лингвист сама придумала ряд обозначений «мужчин за деньги». Однако эти обозначения так и не прижились, даже в среде проституток.

«А что тут объяснять?» — удивился знакомый нашей знакомой. По его словам, каждый мужчина бессознательно имеет представление о женщине, как о некоем небесном существе, чистом и непорочном. И если женщина своим образом жизни попирает эти представления, мужчина пытается показать ей, что так жить нельзя. Это проявляется прежде всего в многочисленных оскорбительных словечках, характеризующих продажных женщин. Во всех этих «шмонках» и «лярвах». Здесь нет желания унизить, опустить женщину. Ведь по большому счету ругают только тех, кого любят. Это попытка мужчины достучаться до женщины: «Как ты можешь терпеть такие оскорбления и почему не хочешь измениться?».

Т. СТЕШЕНКО, Г. ДУБОВОЙ

Источник: "Советская Россия"


Tags: Дубовой военкор Либидо на рынке
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments