Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

GennadiyDubovoy, korrespondent

Алексей Беляев-Гинтовт, гений.

Алексей Беляев-Гинтовт. Созданные им образы часто приходят ко мне во сне. Гений. Художник Империи, чьи работы – суть сверканье ножниц солнечного бреда,/ срезающего вянущие сны богов,/ янтарный храм расплавился, изведать/обречены его жрецы, каков/зияющий разлом зыбучей яви озарений…
"Люди в Донецке – это улучшенная формула русского человека", – сказал Алексей два года назад. Что скажет он после последнего посещения условной Новороссии – не знаю…



Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
GennadiyDubovoy, korrespondent

Стальные грозы в глазах бойцов...

Антон Беликов (,https://vk.com/id185530207) художник: "Лет 15 назад, когда я учился в университете, мне в руки попалась книжка "в стальных грозах". я тогда набрал в интернете "Эрнст Юнгер". модем 14 400 еле-еле вытягивал из сети фотографию, и в меня долго упирался только взгляд. прозрачный как вода, равнодушный и насмешливый, одновременно серьезный взгляд как будто повернутый внутрь самого человека. человека который умирал, убивал, побеждал, терпел поражение. так смотрит сама война. выцеливает и вычеркивает. все знает и ничем не интересуется. спустя несколько лет я снова столкнулся с этим взглядом. так смотрел красноармеец с картины Гелия Коржева. война была далеко. во времени и в пространстве. она была экзотикой, историей, поэзией. а потом вдруг пришла к нам. от нее не спрячешься в ресторане или за экраном айпэда. потому что она пришла за нами и посмотрела внутрь каждого. отразилась в глазах людей и объективах военкоров. так смотрят люди на портретах сделанных Геннадием Дубовым (https://vk.com/idgennadiydubovoy). смотрите в глаза ополченцев Донбасса. там война. наша. твоя..."
GennadiyDubovoy, korrespondent

Страсти Христовы в Новороссии

Московский художник Антон Беликов (тот самый, который залил краской представленные в Сахаровском центре снимки участников карательной операции Киева на Донбассе) реализовал в разбитой украинскими войсками школе поселка "6/7" близ Горловки арт-проект "Страсти Христовы". Видео с разъяснением чуть позже.
GennadiyDubovoy, korrespondent

В Донецке пройдет фотовыставка донецких военных фотографов "Донбасс в объективе".

Дорогие дончане и гости города!
Наконец-то я могу сообщить эту новость, которую мы готовили практически 2,5 месяца. В Донецке пройдет фотовыставка донецких военных фотографов "Донбасс в объективе". Это та самая выставка, которая показала правду о войне в Донбассе европейцам в сердце Европейского Союза- Брюсселе.
Организаторами выступают Министерство информации ДНР и Общественное Движение «Донецкая Республика».
Идея о проведении подобной выставки родилась ещё давно, но после успеха брюссельской выставки было решено однозначно провести подобную фотовыставку в столице Донецкой Народной Республики. Но для дончан мы приготовили сюрприз. Кроме авторов, чьи работы были представлены в Европе, на выставке будут представлены фотоработы других донецких мастеров.
В выставке примут участие работы:
Олег Никитин
Сергей Кошкин (Sergey Koshkin)
Надежда Чичерова
Дэн Леви
Денис Григорюк (Denis Grigoryuk)
Gennadiy Dubovoy
Дмитрий Кутузов
Влад Зеленый
Harry Latte
Кроме этого, часть выставки будет посвящена герою Донецкой Народной Республики, легендарному командиру отдельного разведывательного батальона "Спарта" Арсену "Мотороле" Павлову.
Мы долго думали над местом проведения. В итоге, организаторы приняли решение провести выставку в Донецком республиканском краеведческом музее. Это место символичное, так как музей пострадал в результате артиллерийского обстрела ВСУ, но был восстановлен.
Открытие состоится 30-го ноября в 15:00.
Мы будем рады видеть всех желающих.
https://www.youtube.com/watch?time_continue=2&v=AXODu_Gjgkw
GennadiyDubovoy, korrespondent

Спасибо друзьям

За добрый в Москве приём и организационную помощь чрезвычайную выражаю признательность замечательным людям, с первых дней Русской Весны поддерживающим Новороссию - художнику Алексею Гинтовту, добротворцу Андрею Филичёву и бывшему бойцу ДШРГ "Русич" Александру Никитину (позывной- Ливонец). Спасибо, братья! Новороссии - быть!




GennadiyDubovoy, korrespondent

Глеб Корнилов остается в Новороссии

Побеседовал с добротворцем Глебом Корниловым о его творческих замыслах и планах Фонда "Помощь Новороссии". Фонд продолжит работу в ЛДНР. Глеб снимает документальный фильм о героях русского Донбасса и планирует снять фильм художественный. Подробнее чуть позже в видео.





GennadiyDubovoy, korrespondent

Остров живых

На вопрос о чем фильм, режиссер Павел Лунгин ответил, не мудрствуя лукаво: "О том, что Бог есть". Это фильм-притча о смерти и воскресении, возможном только через непрестанную боль покаяния. О пытке безысходностью греха и радости исхода из темницы, когда "в душе ангелы поют". О том, зачем мы призваны в этот мир, плененный страхом смерти. О Божьем Промысле.

Лунгин не надеялся, что на съёмки дадут деньги – дали. Не ожидал согласия отобранных актеров – согласились. Боялся не уложиться в график из-за неблагоприятного прогноза погоды – все съемочные дни, как на заказ, выдались солнечными.

[Spoiler (click to open)]Радостный фильм, легкий, сделанный на одном дыхании. В сотворённом мире нет места случаю, всё промыслительно. Случилось чудо. В почти мёртвом океане кинематографа возник остров живых. Не мог не возникнуть. Потому что Пётр Мамонов, Виктор Сухоруков, Дмитрий Дюжев, сыгравшие главных героев – старца Анатолия, настоятеля монастыря Филарета, отца Иова, – люди верующие. Они не играли молящихся за себя и нас, грешных, а молились по-настоящему – глазами в глаза… Где молитва – там радость. В Евангелии 365 раз – по числу дней в году – Спаситель обращается к нам: "Радуйтесь!"

"Не убивайте меня! Я больше не буду!" – молит пленный матросик. И убивает – своего капитана. Чтобы сохранить жизнь себе. Но "какой выкуп даст человек за душу свою?" Он, оставленный врагом на заминированной барже, вопрошает пустоту: "Тихон, ты – где?.."

Взрывной волной убийцу выбрасывает на остров, к монахам. Далее – покаянный путь длиной в тридцать три года. "Сколько лет грех ношу с собою, ни на минуту не отпускает. Простил бы ты меня. Помолись ко Господу, чтобы снял с души моей камень", – каждодневно взывает он к убиенному.

Непрестанное сокрушение о содеянном, слезная молитва, подвиг юродства. Смирение. "Одного не пойму: за что это всё мне? – недоумевает старец Анатолий. – Почему именно через меня Господь наставляет? Вроде за мои грехи удавить меня мало, а меня тут чуть ли не святым сделали. А какой я святой? Мира нет в душе…" Но, "если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему". Плод покаяния, веры и смирения – любовь к ближнему как к самому себе, дар прозорливости и власть над духами злобы.

В основе событий в монастыре, диалогов и реплик героев-монахов – истории, заимствованные из записей в монастырских патериках, порой самых древних. И – как все актуально. Бог всегда один и Тот же – во веки веков. И тот же, с теми же грехами и страстями человек, сотворённый Им, и по воле своей отпавший от Него. И последствия грехопадения – до конца этого мира, до Суда.

Суд и милость начинаются уже здесь, на земле...

"Остров" свободен от режиссерского самолюбования, настырного символизма a la Тарковский. Нет и разночтения "текста" и "подтекста", потому что вместо банального подтекстного изобретательства, свойственного так называемому авторскому кинематографу – за каждым образом, событийным поворотом – неохватная рассудком смысловая глубина, в ней всякая бытовая деталь естественно перерастает в символ.

Нет в фильме и миссионерской въедливости, вольно или невольно преподносящей православие как идеологию, что могло бы случиться, если б подобную ленту снял свирепый популяризатор формулы "Православие. Самодержавие. Народность" боярин Михалков, а не либеральствующий Лунгин, который лишь послужил ретранслятором и, подалее упрятав свое авторское "я", ответил на Призыв.

Подлинная реальность бесконечномерна, большинство же людей воспринимает даже не одно измерение, а лишь его смутный отсвет – наш видимый мир. Увязшему в мертвой видимости среднестатистическому человеку "Остров" хоть на миг высвечивает живую бесконечность истинной реальности, простым языком кино напоминает: "Бог не есть Бог мертвых, но живых".

У богослова Павла Флоренского, убиенного на острове в Соловецком монастыре, есть удивительное высказывание, которое могло бы послужить эпиграфом к "Острову": "Человек умирает только раз в жизни, и потому, не имея опыта, умирает неудачно. Человек не умеет умирать – смерть его происходит ощупью, в потёмках. Но смерть, как и всякая деятельность, требует навыка. Надо умирать благополучно, надо выучиться смерти. А для этого необходимо умирать еще при жизни, под руководством людей опытных, уже умиравших. Этот-то опыт смерти и дается подвижничеством".

Фильм "Остров" именно об этом опыте – о постигаемой через покаяние науке умирать для мира, чтобы обрести жизнь вечную. О том, что "умирать не страшно, – страшно будет пред Богом стоять".

Радуйтесь!

Владимир Бондаренко КИСТЬ, ПРИРАВНЕННАЯ К ШТЫКУ. Геннадию ЖИВОТОВУ – 60 лет!

Геннадия Животова назвать просто талантливым художником, значит, ничего не сказать о нем. Талантливых художников на Руси всегда было много, мы – русские – явно живописная нация, и внешне, и внутренне.

В минуты грусти и отдохновения я смотрю на лирические полотна Геннадия у себя дома, на его этюды, его исторические полотна, и устремляюсь вослед за ним – на Восток, на Юг, на Север.

Но уникальность Геннадия Животова, уникальность, за которую его и ценят, и ненавидят, и восхваляют, и негодуют, в том, что он последовательно державный мастер, певец русской пятой Империи, что он вослед за Гойей и Делакруа, вослед за Моором и Родченко, вослед за немецкими экспрессионистами и русскими авангардистами свою кисть приравнял к штыку и смело сражается на страницах газеты "Завтра" со всеми врагами Отечества.

Его художественный почерк известен всем политикам России, да и не только России. Он – наш авангардный патриот. Он не говорит о Большом стиле, он создает его, и, думаю, пройдет время, и дома и мосты, заводы и аэродромы будут излучать этот животовский Большой стиль так же, как первые плакаты "Окон РОСТа" в своё время воплощались в планах великих предвоенных строек.

Империя постепенно возвращает своё законное место в жизни России, и этот массивный многопалубный фрегат сойдет со стапелей Пятой империи уже по новым животовским проектам. Не случайно художник уверен: "Россия – это матрица духа. И только в России может что-то новое в искусстве родиться… Россия – это реторта, куда слито духовное вещество мира. Здесь происходят великие превращения. Россия – это не просто замковый, но философский камень мира. Посмотрим на карту: мы – материк, а кругом осколки, щепки, обломки…"

Геннадию Животову исполнилось шестьдесят... Для подмастерья это солидный возраст. Для мастера – это не так и много. Я вижу в будущем альбом прекрасных черно-белых рисунков, летопись современной России, трагических и печальных и в то же время героических – возвышающих, воспевающих. Есть рисунки-молитвы, есть рисунки-снаряды, есть рисунки-памятники, есть рисунки-приговоры… По ним будут учиться и технике агитпропаганды, и величию замысла, и смелой фантазии молодые художники будущих времен. По ним будут изучать эпоху будущие историки. Они будут весомыми доказательствами для праведного суда времени, суда памяти. Его работы уже сейчас коллекционируют объективные ценители искусства.

Геннадий Животов спокойно мог бы и в тяжелые девяностые годы выставляться в модных западных галереях, оттачивать свое мастерство во Флоренции и Риме, в Мюнхене и Гамбурге. Его высоко ценят и немцы, и итальянцы. Он, подобно своим учителям Дмитрию Цаплину и Гелию Коржеву, подобно своим революционным предшественникам Татлину и Маяковскому, предпочел служить России и в её беде, и в её победе.

Мы с Геннадием – люди одного года рождения, одного взгляда на историю, одного времени, единой дерзости. Оказалось, что нас не так и мало, творцов, рожденных в 1946 году, – прямых детей Победы. С нами и наш друг Евгений Нефедов, прозаик Петр Краснов, с нами и недавно ушедший прекрасный бард Николай Шипилов, с нами художники и поэты, прозаики и музыканты. Мы рождены с чувством Победы, и мы вернем её нашей Родине.

У Геннадия Животова прекрасная пластика, органичное чувство цвета, изощренная техника, но еще есть в нем непреходящее величие замысла его работ, непреходящая любовь к Родине, которая и привела успешного, много выставлявшегося и продававшегося художника в лихие девяностые годы в редакцию тогда полуподпольной газеты "Завтра". Сделала его главным художником протеста. Его работы убеждали наших читателей не менее, чем статьи Александра Проханова, стихи Евгения Нефёдова. Его плакаты и политические гневные шаржи несли на стотысячных демонстрациях как знамёна.

Свой юбилей Геннадий отмечает новой серией работ, посвященных идеям Пятой империи. Это его пророчество будущей русской Победы. Он видел сам своими глазами живую историю без паранджи, он видел хлебниковскую "нагую свободу" на баррикадах 1993 года. Он – профессионал, расширивший понятие своей художнической профессии до преображения самой жизни. И только так, вместе со своим народом живописец и график, искусный рисовальщик и творец глобальных проектов Геннадий Животов поднимает своё искусство до державного величия.

Его глобальный Арт-проект, это не дерьмовый сортир Ильи Кабакова и не чёрный нигилизм Гриши Брускина, а вся освобождённая и поднимающаяся Россия.

Вот это и есть животовский авангард, соединивший чёткость живописной конструкции с плотью народной жизни.

Я поздравляю тебя, мой друг Геннадий Животов, от всей души, от самого сердца и принимаю в ряды подлинных "шестидесятников", которые и в свои 60 лет полны замыслов, идей, надежд и свершений. Вместе – вперёд!

Геннадий Дубовой

Источник: День литературы (приложение к газате "Завтра") №124, 20
06, 12
GennadiyDubovoy, korrespondent

Чей рушник увесистей?

На одном из форумов «Украинской правды» некто с ником «Захисник справжнього народного мїстецьтва», обильно цитируя неведомых «краезнавцiв» доказывал, что всё народное искусство в Донбассе – профанация. Особенно «Захисника» возмутило, что «деякї так званї мїтцї мають намір сконструювати химеру пїд назвою «донецкий стиль» вышивки рушников.

Этот стиль вобрал в себя особенности русско-украинских, татарских, греческих, немецких и многих иных традиций. Это естественно, в Приазовье – «котле народов» – иначе и быть могло. Чем отличается он от канонического? Разреженностью, обилием белого полотна, просветов и узоров белым по белому. [Spoiler (click to open)]И ещё смешением техник. Замечательная вышивальщица Татьяна Самсонова эти отличия объясняет условиями жизни в регионе. Наши бабушки, в отличие от крестьянок центральной и западной Украины не могли просиживать вечера с пяльцами, - на заводах и шахтах вкалывали, создавая нынешнюю индустриальную мощь страны. Отсюда и сравнительная простота узора, и другое духовное наполнение.

«Донецкий стиль» признан во многих странах, наши мастера частые гости на зарубежных выставках. А родной стране они долгое время были изгоями. Национальный союз мастеров народного искусства в лице породистого «нацїонал-свїдомого кїревницьтва», после обретения Украиной незалежності считал донецких художников чуть ли не беспаспортными дворнягами, чьё творчество «тільки бруднить духовну кров нацїї» и подлежит жесточайшей селекции.
Профессиональный союз мастеров народного искусства выделился из Союза художников Украины в 1998 году. И объединил народных умельцев страны. Всех, кроме (как вы уже наверняка догадались) донецких. Дух мастеров шахтерской столицы, их эстетика вызывают у киевских чиновников-искусствоведов лютое раздражение. По их мнению, излюбленные донецкими вышивальщицами розы – символ шахтерской столицы – не имеют никакого отношения к народному искусству. При этом они требовали, чтобы наши рушники «отражали специфику родного края»… Неужели полотна с узорами-терриконами будут признаны шедеврами «справжнього українського мистецтва?».

История любит курьезы. Был в далеком прошлом «великий» Поэт и Актер, бряцавший на лире на подмостках им зажженной столицы. В не столь далеком прошлом был «гениальный» Архитектор руин и по совместительству Расолог и Антрополог. Теперь появился главный в Европе Археолог и Культуролог, «продвинутый» вглубь своих фантазий о «величайшей в истории человечества» Трипольской культуре.

Что для простых граждан курьёз, то для чиновников - инструкция. И кто-то из них решил: пока народные умельцы из Донецка не дорастут до понимания «линии партии», членами Национального Союза художников им не бывать. Хотели даже дать «вказивку», что узоры на рушниках должны быть «трипольскими», иначе – это не искусство… Никак не влезает в мозги «смотрящих по культуре», что – творчество это не репродукции из учебников. Что ультраправильная на их взгляд национально-культурная схема мертва, а древо творчества вечно зеленеет. Что в Донбассе 130 национальностей, и каждая привнесла что-то своё в вышивку.

Бесконечно простое для одних - невообразимо сложно, а значит и недопустимо для других. В Киеве от наших мастеров требуют следовать «традиционно украинским» образцам, не признавая и отметая всё «чуждое». Опять-таки, ну не способны ретивые национализаторы «въехать» в азбучную истину: всё взаимосвязано, весь океан проблем в капле. Если чужд донецкий стиль вышивания, то, стало быть чуждо и всё остальное в нашем регионе – от поэзии до вареников, от балета до формы терриконов. Давеча прочел у одного из адептов национал-схематизма, что даже борщ, который варят в Донецке – увы и ах, не настоящий украинский продукт, а «гибрид москальских щей и овощного супа денационализированных пролетариев»… От подобных умозаключений наверняка и сам Грушевский скрежещет костями, и Чорновол вертится в гробу пропеллером. Что же тогда думают они о наших рушниках?..

Наверное, нам следует от стыда за непролазную нашу «национальную дремучесть» на радость оппонентам всем разом удавиться. Как некогда советовала пани Тимошенко. Только не на бело-голубых шарфиках, а на вышитых розами рушниках.

Однако не всё так печально. Пока нет местного филиала НС, устраивать выставки помогает объединение «Натхнення». Приглашают «донецких» и на различные форумы украинистов. На международном форуме в 2005 году наши мастера всех видов народного творчества получили самые высокие оценки. В том числе от представителей украинской диаспоры в Финляндии, Канаде и других странах. Хотя у многих из них по сию пору бытует представление о Донбассе, как о крае мертвых терриконов да угольной копоти на безрадостных лицах пленников подземного труда.
Активно работают в регионе клубы вышивки «Свiтлиця» и «Лiхтарик». Вера Харина, руководитель клуба «Лiхтарик», пояснила: «Наша цель -возрождение восточноукраинской вышивки. Чтобы сломать стереотип: только в Карпатах и на Полтавщине есть настоящие рушники, а Донбасс – это индустриальный регион, без собственной традиции народного творчества».

«Лiхтарик» создала ныне покойная мастерица с европейской известностью Изольда Яхно. У клуба восемь филиалов в Донецкой области, один в Ивано-Франковске. Мастера и ученики изучают историю вышивки, сотрудничают со специалистами по истории, археологии, этнографии, эстетике. Знакомы с образцами искусства с древнейших, доисторических стоянок, обнаруженных в Приазовье. Находят в селах по всей восточной части страны старых людей, у которых сохранились хоть какие-то предметы прежнего быта. И с полным основанием заявляют: упрёки ориентированных исключительно на западно и центральноукраинскую традицию искусствоведов и функционеров от культуры в том, что южноукраинский, «донецкий» стиль вышивки просто копирование стиля юга России – несостоятельны.
Донетчане ко всему подходят творчески. Невозможно среди их работ обнаружить двух одинаковых. Ремесленная, узко специализированная традиция того же Закарпатья, где веками изготавливают украшения по трафарету, у нас не приживётся. Народ у нас такой – ищущий, оживляющий традиции новизной. Причём творят и учат «донецкие», в отличие от закарпатских коллег, без финансовой помощи государства, - за свой и редких спонсоров счёт.

По мнению методиста клуба «Натхнення» Наталии Биловол, концентрация талантов в регионе такова, что со временем «донецкий стиль» будет официально признан. Но сейчас говорить об этом рано. Киевские искусствоведы полевых исследований не проводят, и знают о происходящем у нас только по выставкам да нечастым конференциям. А этого явно недостаточно для адекватной оценки всего богатства творческих исканий народных художников Донбасса.

Сейчас все наши мастера официально аттестованы. Правда, членами профессионального союза являются только двое. Хотя запорожские и днепропетровские коллеги – профессионалы, после выездной выставки готовы рекомендовать и остальных.
Но вот звоню под видом киевлянина в ПСМНИ и снова слышу упёртое с «канадским акцентом»: «Донецькї рушники – це що завгодно, тїльки не україньска народна традицїя. Донецький напрям - це, безумовно, в кращому разi дивацтво, яке не має ніякого вїдношення до великої української культури…». Не хотят «товарищи в кабинетах» признавать: естественное разнообразие – свидетельство животворности славяно-украинской традиции вышивания. А «донецкий стиль» только обогащает и развивает традиции единого народа.
У пролетариата, кроме цепей есть Булыжник. У идеологов национал-схематизма, кроме силиконового языка есть…совершенно верно – Рушник. В нашей стране это не украшение и не предмет гигиены, это – оружие. Можно убить словом, даже интонацией. Можно и рушником. Если очень захотеть. Некоторым идеологам от культуры очень хочется. И война менталитетов – запада и востока Украины – идёт на всех фронтах. В том числе на фронте народных промыслов.

Геннадий Дубовой

Источник: Комитет